Жены зеков форум

Записки заключенного: заочная форма… отношений

Жены зеков форум

В ситуации, когда женское общество ограничивается лишь продавщицей в магазине, медсестрой и цензоршей, пытаешься использовать любую возможность пообщаться с противоположенным полом.

О, женщины!

Когда в нашей зоне шел глобальный ремонт столовой, малярными работами там занимались довольно страшные тетки, пара из которых были молоды. Так вот, у этих двух отбоя не было от мужиков, желавших хотя бы позаигрывать с ними. Точно так же зеки заигрывали в одном из белорусских СИЗО с девушками-охранниками, строили им глазки, отвешивали комплименты.

В зоне “голодные до женщин” заключенные, кем бы они ни были на свободе, становятся джентльменами. Как они в большинстве случаев отзываются о девушках между собой — писать не буду, потому что это довольно неприлично и неприятно.

Нехватка женского тепла, двуличность с женщинами и цинизм — главные факторы, определяющие отношение к “заочницам”.

“Заохи”, “заочницы” — девушки или женщины, познакомившиеся с зеком в интернете, по телефону или по переписке. Отношения, которые при этом начинаются, можно назвать заочными.

Немного любви в маленькой “хате”

Первый раз отношение зека к “заочнице” я увидел еще в СИЗО. В нашей “хате” (так называют камеру в следственном изоляторе) сидел мужик лет сорока пяти. Это был уже далеко не первый его срок.

Мужик (назовем его Саша) давно выучил все тюремные уроки, и его ничего не могло удивить или заинтересовать — он все знал. Саша был мразью.

Хотя и у него бывали проблески совести, но в основном все его поведение было замешано на трудно скрываемых эгоизме и жадности.

Саша, как опытный арестант, завел себе “заочницу” еще в СИЗО. Женщина была страшная до одури, и Саша это понимал. Когда он получал от нее очередную фотографию, то громко смеялся, говорил: “Мамочка родная!”, показывал фото нам, потом рвал его и выкидывал. После этого он садился писать ответ о своей беспощадной любви к этой “заочнице”.

По Сашиным рассказам, у него были молодая жена и дети (не знаю, говорил ли он правду; зекам, особенно тем, у которых уже несколько отсиженных сроков, верить нежелательно). Правда, получал он письма только от “заочницы”, но вполне вероятно, что, пройдя суровую лагерную жизнь, Саша знал: чем меньше личного ты берешь в тюрьму, тем спокойнее сидишь.

На мое предположение, что такое отношение к “заочнице” несколько не комильфо, он ответил, что после отсидки, возможно, заедет к ней и отблагодарит.

А сказать “спасибо” было за что: кроме наполненных флюидами писем и хорошего настроения, “заоха” пересылала Саше деньги на “отоварку” (тюремный магазин). Это был несомненный плюс отношений, который Саша очень ценил…

“Строгачи-романтики”

Естественно, после зоны у меня осталось много знакомых, некоторые из которых очень даже приличные люди. Готовясь к этому материалу, чтобы избежать однобокого суждения, я расспросил их об отношении зеков к “заочницам”.

Один из моих близких товарищей, очень талантливый художник, за свою неуемную энергию успел дважды побывать в зоне, получив относительно небольшие сроки. Второй раз он сидел на строгом режиме (там “мотают срок” люди, попавшие за решетку не впервой).

Я позвонил Художнику, чтобы выяснить его мнение о заочницах.

— О! На строгом режиме это вообще сплошные грязь и мрак! — сказал он мне. — Зеку от “заочницы” нужны три вещи: во-первых, ее полностью обнаженное фото — это хорошо; во-вторых, чтобы она присылала деньги, — это еще лучше, и, в-третьих, что было бы совсем великолепно, — чтобы “заочница” расписалась с зеком и периодически возила ему на свидания передачи и себя.

— Понимаешь, — продолжал Художник, — на строгом режиме, в отличие от той колонии, где мы с тобой сидели, практически у всех были мобильники. Зеки регистрировались на всех сайтах знакомств и в соцсетях и искали там себе девушек.

На общем режиме круг поиска был ограничен несколькими газетами знакомств, половина объявлений в которых заканчивалась фразой: “из МЛС не беспокоить”. В Интернете же возможности для заключенных были гораздо шире.

© Sputnik / Виктор Толочко

Как только после отбоя выключали свет, зеки доставали телефоны и по полночи разговаривали со своими подругами. Они переживали, что их девушки куда-то пошли на ночь, давали советы, просто страдали. В общем, чувства у них были искренние и неподдельные. В этом плане зеки умеют сами себе врать.

Некоторые “гнали” (переживали, на тюремном сленге) очень сильно и всерьез. При этом они могли спокойно показывать друг другу переписку с “заочницами” и их обнаженные фото. Поначалу ночные бдения меня сильно раздражали, мало того что они мешали спать, становилось тошно от осознания всей этой лжи.

Но потом я попривык, и эта ситуация начала меня веселить.

Один полуграмотный зек, уже несколько раз отсидевший, попросил написать письмо от его имени какой-то тетке. Ну, я и “наваял”, что он врач, получивший срок за то, что совершил врачебную ошибку. Что у него с этой женщиной было дальше, не знаю. Но, думаю, все в порядке. Зеки могли понарассказывать такого, что женщины потом подолгу млели, а некоторые даже выходили за них замуж.

Ничего хорошего

— Ни одна подобная история ничем хорошим не закончилась, — весело говорит Художник. — У меня на “строгом” был знакомый, который сидел с завидным постоянством.

Во время очередного срока он женился на “заочнице” и сделал ей ребенка. Освободился. И, естественно, у них ничего не получилось, они довольно быстро разругались и развелись. Снова сел.

Опять познакомился по интернету с какой-то “заочницей”, раза в полтора младше него. Женился. Освободился и развелся.

Этот мужик в зоне был типа сводни: помогал зекам регистрироваться на сайтах знакомств, поскольку все их знал досконально, не очень опытным рассказывал, чем привлечь девушек, — в общем, был очень нужным специалистом. Но этот хотя бы был безопасен.

А вот в соседнем отряде был мужик, получивший очередной срок за то, что после освобождения пытался прибить свою “заочницу”, с которой познакомился во время прошлой отсидки.

Кого я не понимаю, так это женщин: ну вот на что ты надеешься и куда лезешь — видишь же, что зек! Тем более расписываться — в зоне, даже не пожив с человеком! Или они это делают от безысходности?..

 — Художник задумчиво засопел в трубку, было слышно, что он действительно не понимает женщин.

Заключенных понять легко, у них, кроме тоски по противоположному полу, была куча свободного времени, которое нужно как-то проводить.

— Из всех, кого я знал, — продолжил Художник, —  только у одного, кстати, очень толкового парня, получилось расписаться в зоне и сохранить нормальный брак после освобождения. Но здесь, возможно, сыграли роль два фактора: во-первых, он сам по себе был хорошим человеком, а во-вторых, они с будущей женой встречались еще до его посадки…

Поделись “заочницей” своей

Слушая истории Художника, я вспомнил, как еще в СИЗО видел образец первого письма к “заочнице”, которое следовало написать, чтобы познакомиться с девушкой.

Многие молодые первоходы (те, кто попал в МЛС впервые) перерисовывали (переписыванием я бы это не назвал) его себе в тетради.

На мой взгляд, письмо было слабенькое, но людям, которые иногда не могли связать толком двух слов, оно прекрасно подходило. И, что немаловажно, написано было практически без ошибок.

В начале письма говорилось об общем товарище, который дал заключенному координаты для переписки. В зоне есть добрая традиция — просить друг у друга адрес какой-нибудь “заохи”.

И многие делятся данными знакомых девушек. В основном дают контакты тех, кого “не жалко” или кому хотят насолить. Бывало, что какой-нибудь девчонке писали сразу несколько зеков.

А были случаи, когда такие девушки ухитрялись всем отвечать.

“Заочницами” периодически “делились”. Видимо, это было связано с тем, что к общению с ними, как и к ним самим, всерьез не относились. А как можно всерьез относиться к чему-то абстрактному, чего никогда не “щупал” и вряд ли когда-нибудь “пощупаешь”? Конечно, не все зеки так поступали, но многие.

— А ты видел хотя бы одного зека, который бы серьезно относился к “заочнице”?— спросил я второго своего товарища, отсидевшего одиннадцать лет в разных зонах.

— Нет, — твердо ответил он. А потом задумчиво добавил: — Хотя, если счастье настоящее, то им стараются не делиться, поэтому, возможно, кто-то серьезно и относился, и у него даже что-то получилось, но он просто об этом не рассказывал…

Источник: https://sputnik.by/society/20161106/1025950118/kak-zakluchennye-obschayutsya-s-zaochnitsami.html

Трагедия «ждуль»: как зеки «разводят» женщин на деньги и любовь

Жены зеков форум

Занятие мошенничеством в тюрьме — не редкость для наших реалий. Угодив за решётку, сидельцы нуждаются в дефицитных вещах, сигаретах и наркотиках, деньгах «на общак», да мало ли на что… А взять их негде. Разве что у незнакомой женщины, предварительно доведённой до правильной кондиции.

Стать жертвой мошенника может любая женщина: с образованием и без, красивая или малосимпатичная. Зеки знают, на какие точки надавить, чтобы «ждуля» была согласна на всё.

Фактрум расскажет, почему женщины ведутся на красивые письма и сообщения с зоны.

Кто такие «заочницы», «ждули» и «настоящие жёны»

Во времена СССР «заочницами» называли тех женщин, которые активно переписывались с заключёнными, поддавшись на их красивые слова. Со временем эти дамы получили новое прозвище — «ждули», но «заочницами» звать их не перестали, ведь любовь со своим «роднулей» они крутят заочно, на расстоянии.

«Ждули» — это женщины, которые не только поддерживают связь с заключёнными, но и ждут их освобождения из мест лишения свободы.

Они строят планы на совместное будущее, приезжают в тюрьмы с гостинцами, порой проносят запрещённые вещи.

Кроме того, «ждули» часто соглашаются выйти замуж за зека, пока он сидит, чтобы иметь право на семейное свидание. А после пяти лет заботы о заключённом женщина переходит в разряд «настоящих жён».

Как происходит заочное знакомство

У осуждённых есть несколько способов найти «заочницу». Когда сотовые телефоны не были так распространены, они просили адреса знакомых женщин у вновь прибывших и писали им письма или находили объявления в газетах. Отвечала далеко не каждая, но некоторые всё-таки попадались на крючок.

Сегодня же заключённые, имея собственный мобильник, связываются с девушками посредством SMS или звонков. Часто они пишут и звонят на незнакомые номера, говоря, что ошиблись номером, и втягивают в разговор. Бывает, что жертву находят и на сайтах знакомств или в приложениях, выискивая среди объявлений подходящую кандидатуру.

В большинстве случаев зеки останавливают свой выбор или на совсем юных девушках, мало знающих жизнь, или на пожилых и некрасивых женщинах, которые ищут хоть какого-нибудь, хоть плохонького, но мужчину.

Заключённые осторожно расспрашивают их о личной жизни, и если понимают, что женщина оказалась в трудной ситуации, начинают действовать.

После нескольких первых разговоров ни о чём зеки начинают давить на жалость. Многие врут, говоря, что попали за решётку по ошибке. Некоторые, наоборот, признают, что совершили преступление, но раскаиваются в этом. Таким образом они втираются в доверие к девушке.

После следуют слова любви: мол, жить без тебя не могу, ты моя единственная отрада здесь, засыпаю, прижимая твоё фото к груди. А одинокой женщине многого и не надо, услышав такие комплименты и слова, она быстро влюбляется и переходит в разряд «ждуль».

Далее следуют разговоры про совместное будущее, детей, свадьбу, после которых женщина уж точно не бросит своего «зекулю».

Как зеки разводят женщин на деньги

Чаще всего заключённые начинают искать себе женщину ближе к концу срока. Они понимают, что мало кто захочет связываться с сидельцем со сроком от десяти лет и выше.

А под конец заключения можно написать «любимой», чтобы она подождала ещё немного, и тогда, мол, всё образуется. А ещё искать «ждулю» под конец срока арестантам удобно потому, что у неё можно попросить денег.

 Под предлогом того, что мужчине нужна нормальная одежда и билет до города, зеки просят выслать некоторую сумму, а после пропадают с радаров.

Связавшиеся с зеками женщины охотно помогают им в материальном плане. «Зекули» виртуозно умеют просить деньги так, что подвох заподозрить сложно. Крупные суммы выманиваются ими на якобы оплату карточных долгов, ведь должник может стать «опущенным» или вовсе лишиться жизни.

Некоторые зеки идут от противного: говорят, что им ничего не нужно от избранницы, играют в благородство. А те, поверив, присылают деньги просто так. «Ждулями» активно манипулируют, пропадая на несколько дней, а после говоря, что хотели закончить отношения, но не смогли.

Тогда подруги зеков сломя голову несутся выбивать длительное свидание, лишь бы помириться.

Некоторые зеки говорят своим женщинам, что им нужны деньги для адвоката, чтобы подать на УДО и побыстрее оказаться рядом. Разумеется, «ждуля» находит деньги или берёт кредит, мечтая о скорой встрече. Как правило, такая «ждуля» у зека не одна, многие заводят по десятку женщин и у всех просят деньги.

Зачем девушки выходят замуж за осуждённого

Официальный статус жены заключённого даёт «ждуле» некоторые преимущества. Став супругой, она получает право на длительное свидание продолжительностью до трёх суток. На него она приезжает с баулами вещей из дома, чтобы создать видимость уюта в камере для встреч. Везёт жена заключённого и передачки с продуктами.

Некоторых «роднулек» зеки просят пронести на зону наркотики или оружие, и те охотно соглашаются — мужу отказывать нельзя. Часто после таких свиданий девушка обзаводится ребёнком и начинает приезжать ещё чаще, ведь малыш должен видеть отца. А частые свидания сулят частые передачки, поэтому зеки охотно становятся папашами.

Сделавшись женатым человеком, сам заключённый тоже получает некоторые привилегии. Его дело более охотно пересмотрят в суде, если он подаст на апелляцию, и скостят срок. Далеко не все истории любви «ждуль» и «зекуль» заканчиваются хорошо.

Оказавшись на свободе, бывший зек так и остаётся сидеть на шее у жены, как и до этого. Терпят жёны заключённых и побои, и измены, и частые ссоры, ведь идти им не к кому и бросать любимого, которого они ждали несколько лет, им тоже не хочется.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5930fb857ddde84c29e24b43/5bf7d3f195bc4200aaed2632

Заочная любовь: 8 тюремных историй

Жены зеков форум

«Ждули» — именно так пренебрежительным тоном называют девушек, ожидающих своего возлюбленного из мест лишения свободы.

Передачи, утомительные поездки на длительные свидания, хамство надзирателей — все это неприятно входит в жизнь новоиспеченной «заочницы», но почти неизменно кончается росписью в колонии и белым подвенечным платьем.

Оказывается, любви можно предаваться и за высокими заборами, а срок в исправительном учреждении не помеха отношениям.

Алина

Когда мне было 22, я буквально сбежала от первого мужа вместе с ребенком, вернулась в родной город и начала налаживать свою жизнь. Я даже думать боялась о том, чтобы с кем-то познакомиться — настолько мне опротивели мужчины.

Но в мае 2014 на одном из сайтов знакомств мне написал мой будущий муж, при этом не сказав, что он заключенный. Просто написал, что сейчас он на контрактной службе в армии. Мы стали общаться, и через несколько дней Казбек предложил мне встречаться.

Я согласилась.

на одном из сайтов знакомств мне написал мой будущий муж, при этом не сказав, что он заключенный

Спустя две недели он написал мне огромное сообщение о том, что на самом деле он не контрактник, и сидеть ему еще полтора года. Сказал, что я могу бросить его, если меня это не устраивает. Приложил свою фотографию.

Я не задумываясь ответила, что это не изменит моего отношения к нему. Я мусульманка, поэтому через пару месяцев мы зарегистрировали никях (прим. ред. — брачный договор, который заключается между мужчиной и женщиной по правилам шариата) в мечети через его свидетелей.

Казбек выходит в ноябре. Я не жалею о своем решении.

Ангелина

На сайте знакомств он написал мне, что ищет девушку для серьезных отношений. Сначала не говорил, что сидит. Сказал, что ему 32 и живет в Самаре. Так мы общались пару дней. Позже он признался, что находится в колонии. Оказалось, что у него есть жена, ей 21. Пообещал, что разведется с ней. Мы общались с 2012 года, он вышел в 2014, и сейчас у нас семья.

Периодически он уходит в запой, поэтому меня вряд ли можно поздравить с удачным выбором спутника жизни.

За два года я ни разу не ездила к нему, зато сразу после освобождения он приехал ко мне. Развелся с женой. Правда, долгое время она донимала нас звонками, пытаясь вернуть мужа. Родители не очень поняли мой выбор, но потом смирились. Периодически он уходит в запой, поэтому меня вряд ли можно поздравить с удачным выбором спутника жизни.

Людмила

Он вышел из тюрьмы, прилетел ко мне. К сожалению, оказался банальным алкоголиком. Вряд ли мы с ним останемся вместе… Знаю одно: если можно было бы вернуть время назад, я бы в его сторону и не посмотрела.

Ирина

Мы познакомились два года назад после его освобождения. Он снимал у меня жилье. В итоге, через месяц, когда он собирался уезжать в свой город, мы поняли, что уже не можем расстаться. Затем, к сожалению, его снова задержали. Через 5 дней у нас свадьба в колонии. Кольца купила, наряд подобрала. Выглядеть хочется красиво, даже если свадьба в таком месте.

Выглядеть хочется красиво, даже если свадьба в колонии.

Совсем недавно ездила к нему на длительное свидание. Готовилась где-то неделю, все закупала, собирала сумки. Потом поехала в колонию на такси. Приехала туда, написала заявление. Через пару часов за мной пришли.

Забрали паспорт, выдали пропуск, досмотрели меня, проверили все продукты. Пожелали счастливого отдыха. С будущим мужем мы жили трое суток. Комнаты, конечно, маленькие, но уютные. В общем-то, там неплохие условия.

Аделя

Мы познакомились по телефону, когда он отбывал срок — ошибся номером и попал на меня. Начали общаться. Каждый месяц ездила к нему на краткосрочные свидания.

Это происходит достаточно просто: приезжаешь в тюрьму, пишешь заявление. Его уносят начальнику колонии, затем выписывают пропуск, и ты идешь на КПП. Сдаешь телефон, тебя обыскивают и ведут в кабинки. Там тебя уже ждет муж.

Садишься, телефон в руки, и четыре часа наслаждаешься разговором с любимым.

Маргарита

Познакомились на сайте знакомств чуть больше года назад. У меня тогда был очень тяжелый период в жизни. Стали общаться по телефону. Через полгода я приехала к нему на кс (прим. ред. — краткосрочное свидание). Вживую он оказался гораздо симпатичнее, чем на фото! Предложил выйти замуж, я согласилась.

Нам отдали свидетельство о браке, и мы разошлись: он — в камеру, я — домой.

К свадьбе я особо не готовилась. Сама процедура росписи заняла меньше минуты. Завели в телевизионную комнату.  — Согласны ли вы? — Конечно, я согласна! Отдали свидетельство, и мы разошлись: он — в камеру, я — домой.

Кстати, на просторах групп вроде «Подслушано в Тюрьме», нам удалось найти двух арестантов, которые не против пощеголять своей удачей перед бывшими и нынешними сокамерниками.

Дмитрий

У меня романтическая история. Она просто ошиблась номером. Помню, я еще тогда немного понтовался, что нахожусь на свободе. Пришлось признаться, конечно. Вскоре она стала моей женой. Ревновала меня к бывшей девушке. Сидеть мне чуть больше 6 лет. Недавно, правда, поссорился со своей женой. Наши отношения на грани развода. Но вообще, моя жена — супердекабристка.

Серега

Я — рецидивист. Сидел в Форносово. Познакомился с женой по телефону. Для меня это было очень удивительно — не каждая девушка согласится общаться с рецидивистом. Так получилось, что мы полюбили друг друга. Я вышел, и мы, убедившись в своих чувствах, поженились. Вот так иногда бывает: не все заключенные преследуют корыстный интерес.

 Даша Гетманова 

Источник: https://kaliningrad-room.ru/zaochnaya-lyubov-8-tyuremnyx-istorij-74874/

Гуру в законе
Добавить комментарий